Как мы прозевали инсульт

 

 

Итак, моя бабушка. Очень самостоятельный 86-летний человек.
Много лет живет одна, сама справляется с хозяйством. Активно общается с
подругами, принимает участие во всех общественных мероприятиях района. Мы
привыкли видеть ее сильной, энергичной и всеми уважаемой. 

Голос из колодца

Однажды я позвонила ей, как обычно, справиться о ее
самочувствии, делах, послушать про очередной совет ветеранов и подготовку к
первомайской демонстрации. Но услышала странный глухой голос, вялый и
медленный. На все мои вопросы о самочувствии она отвечала, что ничего не болит,
но речь была замедленной и тихой – как будто я говорю с человеком, сидящим на
дне колодца. Я спросила, как она спала. Выяснилось, что засыпала она накануне
плохо, поэтому решила принять снотворное. Я с облегчением вздохнула, решив, что
такая вялость обеспечена влиянием снотворного, и занялась своими делами.

На следующий день история повторилась. Только к замедленной
речи еще прибавилась депрессия: «Я не доживу до лета» и т.п. Я посчитала, что
правильным будет подбодрить бабушку, дать ей стимул – летом мой сын заканчивает
школу, будет выпускной – надо обязательно дожить.

И опять ничего не предприняла. Как же я себя теперь за это
ругаю!

Когда же и на третий день ничего не изменилось, я побежала к
бабушке домой. Она бледная, вялая, всё время лежит, ничего не ест. Вызвала скорую.
Они приехали и уже через 2 минуты после того, как они вошли в квартиру, я
услышала слово «инсульт».

Явные признаки
инсульта

·        
Врач просто попросил бабушку высунуть язык –
язык отклонился в сторону.

·        
Попросил поднять обе руки вверх – одна
поднялась, а вторая тут же упала вниз.

·        
Попросил назвать дату рождения – она не
вспомнила.

·        
Провел кончиком карандаша по одной руке и по
другой – выяснилось, что одна рука ничего не чувствует (как раз та, которую
бабушка не смогла поднять).   

 

  

 

Такие простые признаки. Я, конечно, могла бы и сама это
проверить, заподозрить и поднять тревогу раньше…если бы знать. Я-то
представляла себе инсульт, как настоящий удар: вот человек стоит, идет, и вдруг
падает на месте. Теряет сознание, его везут в больницу и ставят там диагноз
инсульт. Оказывается, бывает иначе.

У бабушки диагностировали ишемический инсульт головного
мозга, который, оказывается, действительно может развиваться постепенно. Но,
как объяснил мне потом врач, очень важно начать лечебные мероприятия как можно
раньше. Чем раньше начинается лечение, тем меньше вероятность необратимых
изменений. Клетки мозга умирают не сразу, какое-то время их еще можно спасти, а
также защитить соседние клетки от разрушения, остановить распространение
патологического процесса. На это направлено лечение в больнице. 

Сначала бабушку положили в реанимацию, где она пробыла
сутки. За это время состояние ухудшилось. Когда из реанимации ее перевели в
неврологическое отделение, бабушка не могла говорить и вставать, а ведь из дома
уезжала «на своих ногах». Врач попросил не пугаться, сказал, что это обычное
течение данной патологии.  И дальше
началось лечение, которое длилось 3 недели. За это время бабушка снова начала
говорить и ходить, но от занятий с логопедом отказывалась наотрез, тренировать
руку не хотела. И продолжала быть очень вялой, всё время спала.

Пришел день выписки. Лечащий доктор сказал, что всё, что
могли сделать в больнице, сделали. Сейчас мы переходим на реабилитационный период ,
и теперь всё зависит от того, как бабушка будет работать над восстановлением
утраченных функций. Конечно, назначили всякие лекарства, номеня продолжало
беспокоить безразличие и апатия бабушки.

Дома и стены лечат

А дома за несколько дней всё изменилось. Мы придумали, как
сделать занятия интересными.

Не хочет заниматься с логопедом, будем петь песни. Стали
включать ей ее любимые песни, она с удовольствием пела, речь стала заметно
улучшаться.

Не хочет делать упражнения для руки, придумали ей занятие:
писать мемуары. Дали ноутбук, сидит, набирает текст. Волей-неволей пальцы
работают. Скоро и чашку смогла держать, и столовыми приборами пользоваться.

А главное – настроение улучшилось. Приходят подружки,
рассказывают про аналогичные случаи из жизни Совета Ветеранов. Оказывается,
многие из их окружения перенесли инсульт. Кто-то лучше восстановился, кто-то –
хуже.

Я смотрю на бабушку, радуюсь каждому ее успеху: на улицу
погулять вышла, сама пироги испекла. Но меня никак не оставляет в покое чувство
вины – если бы я вовремя поняла, что случилась беда, возможно, состояние
бабушки было бы гораздо лучше. Внимательнее нужно быть к своим близким!

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.