Парадоксы большого урожая: аграрии беднеют, хлеб дешевеет

фoтo: pixabay.com

Чтoбы слишкoм нe пугaть aгрaриeв, Минсeльxoз, снизивший прoгнoз пo урoжaю, пoвысил oжидaния пo экспoрту зeрнa. Пo итoгaм сезона Россия может продать за рубеж до 38 млн тонн зерна, что на 2,5 млн тонн больше, чем в прошлом сельскохозяйственном году. На руку отечественным аграриям может сыграть установившаяся жаркая и сухая погода в США и Евросоюзе — главных конкурентах России по экспорту зерновых. Из-за засухи, уничтожившей часть урожая, цены на американскую и европейскую пшеницу взлетели на 5,8%, обновив максимумы четырехлетней давности. Однако воспользоваться преимуществом в полной мере и выйти в лидеры по экспорту зерна России едва ли удастся: крупнейшим мировым продавцом пшеницы по-прежнему остаются США, хотя в 2016 году Америка и уступала это первенство нашей стране. Зато отечественные аграрии открывают для экспорта другую Америку — Латинскую. В начале августа российские предприятия заключили крупный контракт с Венесуэлой: до 2018 года они обязуются поставлять туда 60 тыс. тонн пшеницы в месяц — это примерно 2% в общем объеме, притом что 70% импорта в страну поступает из Канады и 18% — из США.

Однако картину торгового успеха России может подпортить угроза сократить объемы закупок зерна со стороны Турции. В этом сезоне Москва должна отправить Анкаре более 2 млн тонн пшеницы при общем объеме импорта в 4,8 млн тонн. Но из-за запрета на ввоз турецких томатов в Россию Анкара грозится ввести ответные санкции и ограничить закупки. В марте уже была подобная попытка — Турция приостанавливала импорт российской пшеницы, переключаясь на другие рынки. А ведь еще в 2015–2016 годах эта страна кормилась именно за счет российских поставок — РФ закрывала более 70% от импорта зерновых.

Между тем цены на пшеницу на внутреннем рынке нашей страны обвалились до рекордного уровня с начала сезона — минус 250–700 рублей за тонну. На международном — тоже спад, некоторые сорта российской пшеницы торгуются в последние месяцы дешевле на $1–2 за тонну. Самое большое падение почувствовали производители Центральной России и Поволжья, а вскоре проблема коснется южных регионов. Причина тому — недостаток зернохранилищ и элеваторных мощностей при большом урожае, который, оказалось, некуда девать. При этом в амбарах остались еще и старые запасы, хранившиеся после рекордного урожая в 2016 году, — по состоянию на июль 15 млн тонн. Из-за дефицита хранилищ сельскохозяйственные регионы, экспортирующие зерно, могут недосчитаться доходов.

Заметим, что другие аграрные организации ожидают, что Россия соберет зерна гораздо больше, чем значится в осторожных прогнозах Минсельхоза. Например, Международный совет по зерну повысил свой прогноз до 112 млн тонн, а аналитический центр «Совэкон» и вовсе ожидает, что РФ побьет рекорд прошлого года и соберет 125 млн тонн зерна в конце сельскохозяйственного года. При этом общая вместимость зернохранилищ в России, по разным оценкам, составляет от 118 до 120 млн тонн, то есть при худшем раскладе около 20 млн тонн пшеницы складировать будет просто некуда.

Спасением от разорения для сельхозпроизводителей может стать механизм государственных интервенций, когда государство закупает зерно у производителей при падении цен, а при росте — продает его из интервенционного фонда. Однако на это у страны в настоящее время нет денег, полагает главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Василий Узун. «Реальным решением проблемы было бы наращивание экспорта и обеспечение новых рынков сбыта за рубежом, однако вместо этого сельхозотрасли слишком увлеклись импортозамещением. Впрочем, при низкой цене экспорт активизируется автоматически, и вполне возможно, что скоро объемы продаж зерна другим странам превзойдут все ожидания и достигнут 50 млн тонн в год», — обнадежил аграриев эксперт «МК». Впрочем, что для производителя — страшный сон, для потребителя — только благо. Из-за низких цен на зерно в российских магазинах может подешеветь хлеб, обрадовал Узун.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.